• feduta

Почти по Александру Александровичу

928326194

По случаю дня рождения Александра Александровича, dina_mag разрешила мне опубликовать "Медного Всадника" от его имени. Скажу честно: задача трудная, но решаемая. Во всяком случае, сам Блок и дал некий поэтический ориентир.

Тяжкий сумрак над решеткой ржавой,
На Неве ночной туман.
Что теперь твоя постылая держава,
Страх познавший истукан?
Карлик погрозил тебе устало
И ушел в классическую тьму.
Крикнуть вслед ему казалось – мало.
Что же делать самому?
Волны плещут мерно, как гром-камень
Подмывают под твоим конем.
Тихими тяжелыми шагами
Конь идет – и Ты на нем.
Град – любой Равенны в мире краше.
В небе – блекло-мертвенно – луна.
«Дева Света! Где же ты, Параша?!
Где ты? Где ты?!» … Тишина.
Жизнь пуста, безумна и бездонна!
Выходи на битву, карлик-враг!

Но вдали, бессмысленно и сонно,
Реет знамя – красный флаг.
И в кровавом утреннем тумане
Возникает Вечности вопрос:
Кто там скачет от Параши к Анне?
То -- невидимый Христос.
  • feduta

Почти по Юрию Давидовичу

Летел из Домодедова в Жуляны -- и вспомнилось вдруг остро, строчкой Левитанского резануло... Поэтому и написал вот такое вот.
512

Собирался наскоро,
Набережной мчался.
На игле карбас златой
От ветров качался.
Змей у ног нахлебником
Навсегда пришпилен…
День прошел – как не было.
Не поговорили.

Ёлка разукрашена.
Льдом Нева застыла.
Где теперь Парашина
Скромная могила?
Что возмездья требовать?
Погребли – забыли…
Год прошел – как не было.
Не поговорили.

И бежит от всадника
Угрожавший словом
Тот, в ком видел ратника,
Оказался ж – плёвым!
Эй, постой, невежливый!
Конь – хоть медный – взмылен…
Жизнь прошла – как не было.
Не поговорили.

Так летит столетьями,
Мимо – зимы, вёсны…
Вьюгами как плетями
Конь его исхлёстан.
Выбранной дорогою –
Вдаль. А цель? Забыли…
Ни с людьми, ни с Богом мы
Не поговорили.
  • feduta

Почти по Василью Кирилловичу

Вестимо, я не Максим Амелин и не Димитрий Быков, стилизовать толком не умею. Но тут одна профессор почти что элоквенции во флэшмобе в МордоКниге вытащила такое стихотворение Василья Кирилловича, что я не выдержал.

MAImage7811db72_eded_4240_933a_0d8ae6ec4c5a_slide_23a9ad94-df74-422e-909f-0b8e63046e79_0 (1)

Перестань противляться сугубому жанру,
Не тверди о любви бесконцую мантру.
Ибо в граде сем невозможно есть щастье –
Ибо град столичен,
А стало – двуличен.
Возлюбив Параскеву, прекрасну деву,
Ты остался глух к стиховым напевам.

Скачет стих за тобой, складенный силлабо,
Он – что конь. Стопой цокает не слабо.
Оседлает стих тот, кто царям равен,
Ибо град – царевый,
И, Неве не ровный –
Прячься ты укромно, уродивый скромный:
Захлестнет стихом обло и огромно.

Убеги стиха, как от любви сладости,
Ибо нет греха в смертнаго слабости:
Скиптром царь грозит – не укрыться в граде.
Стих гробом всплывает,
И юрод не знает,
Что будет наука – и арапский внука
Смастерит поему из копытна стука.

А седой пиит все твердит печально,
На Россию зря из дали своя дальной:
Не скачи, Россия, пути не проведав!
Езда в Любви Остров?
Скачет голый остов:
Костяк зубы скалит. Волна камни валит,
Змея под копытом мертва – не ужалит.
  • feduta

Почти по Эдуарду Георгиевичу

Решив вернуться, по крайней мере, к "Медным всадникам", начинаю с Багрицкого.



Где широкая дорога
По прозванью «Невский»,
Бродит сиро и убого
Федор Достоевский.
Он взирает исподлобья,
Слезы прячет мудро:
Это город – как надгробье,
Что скрывает утро.
Невозможно утро в граде,
Где всем правит камень.
Император на параде –
Солнце с облаками.
Император среди мрака,
Луч – не досягает.
Достоевский-неборака
Слезы утирает.

Скачет, скачет император,
Звон копыт – как слово.
В слове медном он упрятал
Посвист птицелова.
В стенах серых, в ритмах мерных
Не взмывает сокол.
Что вам раб построит верный?
Новой плахи цоколь?
Сбросит каторжник оковы:
«Император – Цахес!
Конь под ним – как тростниковый
Сивко-бурый сахар!
Прочь гоните медный призрак!»
… Слышит изваянье;
Ищет гневно средь зари знак
Противостоянья:
«Кто… посмел?! Замолк, писака?!» --
И продолжил бранно.
И стреляет в небораку
Всадник из нагана…

  • feduta

Почти по Евгению Александровичу

Evgeniy_Evtushenko_-_Sobranie_sochineniy_dcaadf95364ba9ed700abf2eef9

Collapse )

Могу я быть и эксцентричен,
Но все ж я не эгоцентричен,
И мне не чудится, о нет!
Все это было, было, было:
Меня Империя ловила
И Всадник мчался мне вослед.

Но вот Империи не стало…
Быть может, мне начать сначала?
Облитый желчью дерзкий стих
Швырнуть в поводья Истукану?
А Он – помчит ли неустанно
За мной, иль пыл его утих?

Collapse )
  • feduta

почти по Борису Григорьевичу



гаврила романович посетил царскосельский лицей

попросил министр ну как же ему откажем

посетил нужник послушал малых детей

отсидел на экзамене с видом не слишком важным

гаврила романович проспал церемонию но

ткнул его в бок сосед статский советник ну же

слышите вашество сейчас начаться должно

чудо будет читать этот как его в общем пушкин

Collapse )

  • feduta

от автора

Коллеги, простите за долгое молчание. Прихожу в себя после стресса, вызванного расстрелом Ковалева. Пародии писать пока не хочется. Надеюсь, что весна наконец вернет меня в рабочее состояние.
  • feduta

Почти по Арсению Ивановичу



К дворцу,
Что стоит на граните замшелом,
Колонной пронзившему неба размах,
Над стылой Невой,
Ночью пасмурно-белой
На медном коне
Подъезжает
Монарх.

Пустыми глазами
О чем-то забытом
Сверлит мир мечты неисполненной бред.
Убитого шведа
Пробил бы копытом
Конь медный,
Но шведа,
К несчастию,
Нет.

Шипит дерзновенный
Лишь гад под ногою.
Он вечен,
Как вечны
И всадник, и конь.
И невская пена
Всплывает дугою,
Тугой, как мосты,
Или зыбкой, как тонь.

Куда же он скачет?
И кто это плачет?
И кто шлет проклятия невской волне?
Не знаю, не помню я,
Что это значит.
То бред наяву
Или правда во сне?

Но льдиною серой
Дворец летом стынет,
И чайка кричит на плече седока.
Быть может, мне это приснилось в Харбине.
И будет мне сниться
И впредь,
Навека.

Не знаю.
Не помню.
То степью, иль тундрой,
То белою ночью иль сумрачным днем
Ко мне приближается
Петр
Или Унгерн?
На лодке плывет?
Или скачет конем?

Иль в яростной злобе
Пустынею Гоби
Вихрь гонит меня,
Как улыбку с лица…
Но бешеным ритмом
Все образы – топит.
Не чувствуем дно.
И не видим конца.

Но только улыбка Параши
Не стынет.
И девичий взгляд –
Как Андреевский флаг.
И хочет любить ее
И пехотинец,
И русский моряк,
И нерусский моряк.
  • feduta

Почти по Юргису Казимировичу



Вся мысль его – тоска по тайне звездной.
Вся мысль его – стояние над бездной.

Рукою властной поднят на дыбы,
Над сонною беспечностью Вселенной,
Конь замер рифмой, скорбной и нетленной,
И символом таинственной судьбы.

Не дивно ли, что, чередуясь, дремлет
Змий под копытом, и над змием – конь?
И лишь в очах у всадника огонь
Все, что узрит, немедленно объемлет.

Вся мысль его – как некий сон бесцельный,
Вся жизнь его – как подвиг беспредельный.

Волною хладной ночи пелена
Возносится над берегов гранитом
И молча наслаждается зенитом
Над стольным градом мрачная луна.

За мигом миг в таинственную нить
Власть Вечности, бесстрастная, свивает.
И горько слеп, кто сумрачно дерзает,
Желая монументу отомстить.

Безумья опрокинутая чаша,
Трагедия судьбы и страсти нашей…
  • feduta

Почти по Александру Семеновичу



На рассвете тих и странен
Городской ночной дозор.
Петербургом иностранец
Ночью крадется, как вор.
И в воинственном азарте
Воевода Пальмерстон
Здесь пронзает град на карте
Указующим перстом.

Страстной местию объятый,
Плавно двигаясь во сне,
Медный Всадник, как цитата,
Приближается ко мне.
Пучеглазый взгляд так грозен,
Так движения лихи –
Сразу потянуло к прозе
Под воздействием стихий.

Петербуржский, петроградский,
Ленинградский, наконец,
Не хочу в могиле братской
Я найти себе конец.
И бегу я Петроградом,
Подставляя афедрон.
Город-камень стал мне адом,
И текут со мною рядом
Стикс, Коцит и Ахеронт.

Вижу Черную я речку,
Вижу древо палисандр.
Здесь убит бесчеловечно
Автор Пушкин Александр.
Только цокот спозаранку
Освежает страшный вид…
Пряжка… Карповка… Фонтанка…
Лейкоцит и Антрацит…

Фиолетовой, лиловой
Бьется бабочкой строка.
Я пишу за словом слово,
Поднимается рука.
И пускай я не Евгений,
Мы безумием равны
С тем, чей вечно светлый гений
Станет символом страны.

Топот ближе. Звон копытный.
О, бессмыслица, блести!
Узнаваем каждым ритмом,
В середине я пути.
Вот канал Екатерины.
Львы крылаты. Дождь с утра.
Запах свежей осетрины.
Дождик. Вяземский. Хандра.